яндекс.ћетрика
Faces
Raaschиренное сознание: Дилан Раш о Дзен и трудностях гибридных моделей
15 октября 2015
Во вторник в Москве прошла презентация новой коллекции Nike Sneakerboots, представить которую в столицу явился сам ее создатель – Дилан Раш (Dylan Raasch). Мы поговорили с дизайнером о подходах к работе, медитации и о том, как не испортить классику инновациями.

В течение более чем восьми лет он работал над скейтбордической обувью в DC Shoes, а в 2009 году Дилан присоединился к команде Nike, где в данный момент занимает позицию директора по дизайну Nike Sportswear. Он выслеживал жительниц Нью-Йорка, чтобы создать Air Max Thea, привнес в атлетическую обувь концепцию Дзен через Nike Roshe Run и переосмыслил легенду Тинкера Хэтфилда, разработав дизайн Huarache Natural Motion. Воспользовавшись случаем, мы взяли у Дилана небольшое интервью.

F&L: Часто ли приходится искать компромисс между дизайнерской идеей и интересами отдела продаж? Возникают ли в связи с этим сложности?

Дилан Раш: На самом деле это одна из главных проблем, постоянно обсуждаемых в процессе работы. Раньше все в компании крутилось исключительно вокруг бизнеса, принципиально важны были только финансовые показатели, но сегодня появилось больше пространства и возможностей для того, чтобы двигаться вперед, создавать нечто новое. Как дизайнеру мне, безусловно, такое положение вещей нравится.

F&L: Ты работал в частности над развитием женской линейки. Есть ли принципиальные различия в работе над женской и мужской линейками, если они есть, что тебе больше импонирует?

Дилан Раш: Я понял, что женщины более избирательно подходят к выбору обуви, обращая внимание на каждую деталь. Женщина не хочет ходить в мужских кроссовках, она хочет, чтобы у них был, например, зауженный мысок. Мы все время создаем новые продукты, и мне нравится работать над женскими моделями, в частности, потому что эта аудитория любит пробовать что-то новое, в то время как мужчины более консервативны.

Nike Air Max Thea

F&L: Вот ты получаешь некое задание придумать дизайн продукта. С чего начинается работа над ним?

Дилан Раш: Я всегда стараюсь сфокусироваться на решении проблем, поэтому мы начинаем  с их выявления. Хороший пример – Air Max Thea. Когда я работал над ними, я приехал в Нью-Йорк и просто слонялся по городу, выслеживая женщин и наблюдая за тем, как они ходят. Звучит странновато, конечно, но на деле это не то что не было странно, но и оказалось весьма полезным.

F&L: Инновация – одно из главных оружий Nike на рынке атлетической обуви. Интеграция некой новой технологии – обязательное условие при создании нового продукта?

Дилан Раш: Конечно, мы уделяем внимание таким разработкам компании, как Lunar, Flyknit и Free, и постоянно работаем над улучшением функциональности нашей обуви, стараемся сделать ее более комфортной. Но при этом мы не позволяем технологичности затмевать эстетическую составляющую.

Nike Huarache NM

F&L: Ты восемь лет проработал дизайнером скейтбордической обуви, почему ты не создаешь модели Nike SB?

Дилан Раш: Хороший вопрос. Знаешь, я проработал в этой индустрии так долго, что потом мне захотелось попробовать что-то новое. Иногда круто оглянуться назад, но теперь мне хочется сфокусироваться на беговых, футбольных и других моделях, в том числе, чтобы работать над улучшением своих навыков. Директор по дизайну Nike SB – мой хороший друг, и мы часто обсуждаем новые продукты, моя увлеченность скейтбордингом никуда не делась, просто теперь в работе мне интереснее заниматься другими направлениями.

F&L: Продолжаешь ли ты следить за индустрией?

Дилан Раш: Вообще немного слежу, скейтбордическая обувь, да и сам скейтбординг станвится более технологичным, более сложным. Поэтому время от времени я обращаю внимание на то, что там происходит, да и вообще это очень крутой спорт, на мой взгляд, но не могу сказать, что сейчас я очень уж вовлечен.

F&L: А любимое скейтвидео назвать можешь?

Дилан Раш: Наверно, Powell Peralta «The search for animal chin».

F&L: В юности ты практиковал медитации, и в одном из интервью признавался, что концепция Дзен до сих пор играет немалую роль в твоей жизни. Как это отражается на твоей работе?

Дилан Раш: Я все еще медитирую каждый день, чтобы «очистить» голову. Это помогает мне вычленять из сознания идеи и концепты, в частности и те, что я использую потом в своей работе. Поэтому, чтобы продолжать генерировать эти идеи, мне нужны регулярные практики.

F&L: Скейтбординг и медитация. Как такое вообще произошло?

Дилан Раш: Да, странная штука, конечно [смеется]. Скейтбординг – очень важная часть культуры для меня, как, например, музыка. А медитации, кроме того, что они способствуют появлению свежих идей, еще и позволяют снимать напряжение. Это важно, особенно сейчас, когда моя работа связана с постоянным стрессом.

Nike Roshe Run Breeze

F&L: Что самое сложное в создании гибридных моделей и таких продуктов, как Sneakerboots, когда тебе нужно объединять новые технологические решения с классическими силуэтами?

Дилан Раш: Я думаю, самое сложное – сохранение идентичности оригинала. Здесь действительно возникают проблемы, потому что, если ты переусердствуешь с модернизацией, ты можешь лишить модель того, за что ее уже полюбили. Это первое, о чем я думаю, размышляя, как привнести в силуэт что-то новое, важно найти необходимый баланс при комбинировании разных элементов.

F&L: Сколько вариантов новых Sneakerboots ты предложил, прежде чем был выбран окончательный?

Дилан Раш: Работа была построена несколько иначе: мы начинали с некой фокус-группы из кастомайзеров, коллекционеров и сникерхэдов, предпочтения и пожелания которых мы внимательно выслушивали, и уже на базе их мнений и с их учетом составляли свое видение продукта и работали над претворением идеи в жизнь.

Nike Sneakerboots

F&L: У тебя не очень большая коллекция кроссовок, экземпляры для которой ты подбираешь очень тщательно. Чем она пополнилась в этом году? Что ты вообще предпочитаешь: переиздания классики, коллаборации, обновленные силуэты?

Дилан Раш: Например, Footscape Route, те же Roshe Run. Вообще у меня много коллабов, много переизданий, но я не совсем из тех, кто складывает кроссовки на полках – я ношу их, поэтому выбираю удобные.

F&L: В следующем годум Фил Найт покинет Nike. Как, на твой взгляд, его уход отразится на деятельности компании?

Дилан Раш: Невзирая на то, что он уйдет с позиции председателя совета директоров, Фил Найт все равно останется частью Nike. Думаю, он будет по-прежнему вовлечен в рабочей процесс в той или иной степени. Не думаю, что с его уходом произойдут какие-либо заметные изменения.

F&L: Сейчас ты представляешь компанию, контролирующую 62% американского рынка, стоимость которой выше, чем стоимость крупной российской энергетической корпорации. Как ты видишь перспекивы собственного дальнейшего развития?

Дилан Раш: Буду продолжать делать то, что делаю: придумывать новые идеи, совершенствовать свои навыки и продолжать движение в заданном на сегодняшний момент векторе.