яндекс.ћетрика
Places
CTM Siberia: «Мы не видим смысла проводить фестиваль в тех городах, где люди не нуждаются в нем»
25 сентября 2015
Фестиваль электронной и экспериментальной музыки CTM Siberia, прошедший при поддержке новосибирского Гете-института, определенно, оказался прецедентом — причем не только для Сибири, но и в рамках своей собственной истории. Проходящий в Берлине с 1999 года, CTM никогда ранее не выбирался за пределы родного города. У себя дома CTM уже давно завоевал звание одного из главных фестивалей «умной» музыки, разделяя нишу с такими уважаемыми соседями как Berlin Atonal, Krake Festival и Denovali Swingfest. Учитывая подобный бэкграунд, трудно было себе представить, что когда-нибудь CTM пройдет не то чтобы в Сибири, но в России в принципе.

Тем не менее около двух месяцев назад был анонсирован CTM Siberia — полуторанедельный фестиваль, проходящий последовательно в двух городах: сначала в Красноярске, затем в Новосибирске. Лайн-ап был заявлен не по-сибирски богатый — свыше 30 артистов, доброй половиной из которых являлись передовые европейские музыканты, по своей жанровой специфике варьирующиеся от электроакустического эмбиента и авангарда (Kathy Alberici, Rabih Beaini, Daniele De Santis, Electric Indigo) до весьма радикального техно (Byetone, Helena Hauff). И это не говоря о локальном лайн-апе, границы которого простирались от непосредственно Сибири (Foresteppe, Роман Столяр, Hmot, Appleyard) до самой Карелии (Love Cult). Причем перформансы, как это бывает на CTM, часто были не самыми заурядными: например, Роберт Хенке, электронный музыкант и со-разработчик программы Ableton Live, приезжал на CTM Siberia с аудио-лазерным шоу под названием «Lumière II», а недавно присоединившаяся к семейству Raster-Noton Даша Раш исполнила экспериментальный лайв-сет в огромном театральном зале.

Понятное дело, что фестиваль экспериментальной и электронной музыки в Сибири — это уже экзотика само по себе. Однако финальным штрихом в формировании самобытного образа фестиваля стали локации, выбранные совместно кураторами и Гете-институтом. Если танцевальная программа проходила преимущественно в привычных и приспособленных для этого местах (в клубах RAGU и ЛПШБР), то вечерние концерты, ориентированные на вдумчивое прослушивания и зачастую с видеорядом, проходили в куда более неожиданных, консервативных местах. К примеру, в новосибирской филармонии состоялся экспериментальный сет Раби Бини с перкуссионистом Дэниелем Де Сантисом, а театр «Глобус» принял у себя выступление реконструктора транс-музыки Лоренцо Сенни и электроакустический концерт Foresteppe, проходивший параллельно с показом диафильмов на огромном экране за сценой.

Важно заметить, что столь разнообразная и наполненная сюрпризами программа стала результатом работы не только берлинских кураторов — Яна Рольфа и Оливер Баурхенна. Для формирования локального лайн-апа были приглашены далеко не последние представители сибирской сцены — красноярский музыкант Станислав Шарифуллин (он же Hmot), также являющийся владельцем собственного кассетного лейбла Klammklang, и новосибирский музыкант Евгений Гаврилов (он же Dyad), являющийся одним из участников сообщества «Эхотурист».

Мы не могли проявить равнодушие к такому событию и отправили фотографа Марию Павлову, вооруженную пленочным фотоаппаратом, и нашего музыкального автора Андрея Морозова в Новосибирск, чтобы он лично посмотрел на то, как культовый берлинский фестиваль проходит адаптацию под непривычную для себя сибирскую действительность. И, чтобы как-то объяснить увиденное и услышанное, Андрей побеседовал с представителями организации CTM Siberia с обеих сторон — берлинской и здешней.

Рассказывает Лена Носова: 

Предыстория CTM Siberia

Лена Носова, пиар-менеджер Гете-института в Новосибирске
Лена Носова, пиар-менеджер Гете-института в Новосибирске
Идея провести фестиваль CTM Siberia принадлежит директору Гете-института в Новосибирске Штефани Петер. Она давно знакома с берлинскими кураторами CTM и сама ходила едва ли не на каждый из их ежегодных фестивалей. И, собственно, в какой-то момент ей пришла в голову мысль, на тот момент казавшаяся безумной — привезти СТМ в Сибирь.

У фестиваля CTM есть такой формат как CTM Prelude, это концерты под брендом CTM за пределами Берлина. Понятное дело, что-то вроде пиар-хода —таким образом организаторы анонсируют свой основной фестиваль, неизменно проходивший до этого года в Берлине. Собственно, мы тоже начали с того, что попробовали провести одно из мероприятий серии Prelude у себя, и сделали в итоге два концерта — один в Новосибирске и один в Красноярске. Хедлайнером выступил немецкий дуэт Oake, остальную часть лайн-апа составляли местные музыканты. В качестве площадок были выбраны довольно урбанистические места: в Новосибирске лофт «Мельница», а в Красноярске студия «Серебряного дождя». По результатам и обратной связи мы увидели, что все прошло успешно и что публика явно ждет продолжения.

После этого мы начали готовить почву для масштабного фестиваля CTM Siberia. Довольно быстро определились с локальными кураторами, начали сотрудничать со Станиславом Шарифуллиным и Евгением Гавриловым. Ребята принимали участие в подготовке CTM Siberia Prelude и на предложение звыступить сокураторами полноценного фестиваля откликнулись с большим энтузиазмом. В феврале этого года они съездили на CTM в Берлин, чтобы окунуться в атмосферу фестиваля и познакомиться с его кураторами – Яном Рольфом и Оливером Баурхенном. А уже в марте немцы нанесли ответный визит в Новосибирск, чтобы выбрать площадки, обсудить лайн-апы и начать готовить фестиваль.

Инновационные форматы vs. консервативные площадки

Немецкие кураторы и локальные кураторы занимались непосредственно программой и продакшном — то есть работой с техникой и площадками. Мы же, как институция давно известная и уважаемая, взяли на себя общие вопросы – от пиара до переговоров с наиболее «консервативными» площадками. Если с тем же «ЛПШБР» или «R.A.G.U.» все было более-менее понятно с самого начала, то, например, для филармонии, театра «Глобус» и областной научной библиотеки наши форматы явно были непривычны. Номы довольно быстро смогли развеять их сомнения, в итоге наш инновационный формат показался им интересным экспериментом.

Сейчас есть ощущение, что по-другому и быть не могло, площадки выбраны очень удачно. Взять вот, к примеру, новосибирских артистов — того же Егора Foresteppe. Мог ли он в детстве подумать, посещая спектакли в театре «Глобус», что когда-нибудь будет выступать на этой сцене сам?  Он смотрелся настолько органично! Мы уверены, что и для самих артистов на фестивале было немало приятных открытий.

Новосибирск всегда воспринимался как город, в котором очень хорошо развита и представлена классическая музыка — у нас здесь есть консерватория, театр оперы и балета, музыкальный колледж. Но мы искренне надеемся, что, благодаря нашим проектам, сможем показать всем, что город живет не только этим, что современная музыка, в частности электронная, также развивается и процветает. Наверняка есть те, кто с помощью этого фестиваля открыл для себя несколько новых имен, – значит, наша цель выполнена!

Рассказывает Оливер Баурхенн:
Оливер Баурхенн, куратор фестиваля CTM
Оливер Баурхенн, куратор фестиваля CTM
Фестиваль стал для нас откровением, причем не только в смысле непосредственно выступлений музыкантов, но еще и в смысле открытости людей, с которыми мы работали и взаимодействовали в течение этих полутора недель.

Три главных цели

Мы объединили усилия с двумя культурными деятелями Сибири, Стасом и Женей, для того, чтобы сделать интересную и в каком-то смысле вызывающую музыкальную программу, которая могла бы в полной мере раскрыть потенциал электронной и экспериментальной музыки для здешней аудитории. Более того, мы очень хотели посодействовать культурному обмену между Европой и Сибирью, копнув в глубины обеих музыкальных сцен. И, соответственно, как результат мы стремились превратить Сибирь в еще одну точку на музыкальной карте мира, так как мы искренне верим в то, что понятия вроде «центр» и «периферия» сегодня утратили всякий смысл. И сейчас , по завершению фестиваля, я могу уверенно сказать, что все три цели были достигнуты.

CTM Siberia как кураторская коллаборация

И хотя сегодня многие фестивали выбираются за пределы своего города, мы обычно реагируем на такие предложения очень неохотно. Мы отчетливо понимаем, что воссоздать атмосферу фестиваля, который проводим в Берлине, банально невозможно в других городах — ни в Новосибирске, ни в Красноярске, ни где-либо еще. Именно поэтому идея CTM Siberia как коллаборации с локальными партнерами показалась нам куда более интересной и осмысленной. Здесь, конечно, стоит сказать спасибо новосибирскому Гете-институту, Стасу Шарифуллину и Евгению Гаврилову, которые проявили неподдельную инициативу в проведении CTM у себя в городах. Взаимодействуя с ними, мы быстро смогли понять, что вообще имеет смысл делать в Сибири, чего люди ждут от здешних промоутеров, каких артистов хотят услышать живьем и так далее.

Да и вообще CTM всегда славился тем, что продвигал культуру коллаборирования по части кураторства — ведь с некоторых пор, даже делая фестивали в Берлине, мы стали приглашать сторонних кураторов, чтобы объективней отражать картину музыкального мира. Безусловно, мы сами разбираемся в музыке очень хорошо и можем сделать программу без чьей-либо помощи, но, черт возьми, мне уже 45 и мои познания и вкусы, если говорить объективно, не безграничны. И если мы хотим делать фестиваль не только для людей в возрасте от 30 до 45 лет, но и охватывать сегмент аудитории, скажем, от 18 до 30, то помощь сторонних кураторов точно будет не лишней — ведь так наш фестиваль будет куда более актуальным и соответствующим своему времени.

Ключевое условие коллаборации заключается для нас в том, чтобы ни одна из сторон не навязывает свое видение и свою идеологию другой. Без этого предварительного условия не было бы никакого смысла делать CTM Siberia. При этом все привычные элементы нашего фестиваля — концерты, клубные вечеринки, образовательная программа, кроссовер, коллаборации между различными артистами — являются очень гибкими инструментами, которые можно запросто применять в любой среде. И мне кажется, с этими инструментами мы нашли идеальный баланс для того, чтобы приблизиться к здешней сцене и аудитории, в то же время не отпугнув их какой-то чужеродностью.

Продвижение локальных музыкантов и обесценивание географических границ

Очень важно, что CTM Siberia — это встреча музыкантов и организаторов из Сибири, других частей России, Берлина и Европы в целом. То есть участников из Сибири здесь столько же, сколько и участников из всех других мест, что автоматически выводит фестиваль из разряда локальных. И, более того, мы пытались все это максимально перемешать всех участников друг с другом, стерев всякие географические границы. И хотя, с одной стороны, целью фестиваля является культурный взаимообмен, с другой — мы все-таки надеемся помочь локальным музыкантам добиться более широкого признания и наладить какие-то связи — как международные, так и локальные. Хорошим примером первого является Boiler Room, с помощью которого мы смогли продемонстрировать сибирскую сцену всему миру. Примером налаживания локальных связей является работа с театром «Глобус» и новосибирской филармонией — площадками, на которых электронные и экспериментальные музыканты ранее не имели возможности выступать. Мы надеемся, что таким образом мы смогли донести до этих учреждений, что экспериментальные формы музыки живут и процветают в Новосибирске и Красноярске и что здешним артистам есть что предложить еще. Именно поэтому мы не видим смысла проводить CTM в тех городах, где люди не нуждаются в нем. Безусловно, приятно просвещать людей посредством собственного бренда CTM, но лучше это делать лишь тогда, когда нет других возможностей. Во всех остальных случаях я настаиваю на том, чтобы люди придумывали свои фестивали, со своим лицом и своей концепцией.

Я бы не хотел выделять конкретных артистов среди российских, поскольку мне кажется, что весь срез локальной сцены, представленный  в рамках фестиваля, был высочайшего качества. Я бы сделал акцент немного на другом: было очень здорово раскрыть потенциал тех артистов, которые до фестиваля в основном выступали на небольших андеграундных площадках с, зачастую, достаточно посредственным звуком. Мне кажется, что те же Buttechno и Foresteppe  куда лучше раскрыли потенциал своей музыки, отыграв на превосходной акустической системе в большом зале театра «Глобус».