яндекс.ћетрика
Laces
Дети капитана Хэтфилда
23 июля 2013
Вы можете не знать, что Тинкер Хэтфилд (Tinker Hatfield) бегал за университетскую команду Орегона, получил образование архитектора и, в конце концов, внес непереоценимый вклад в развитие спортивной индустрии. Может быть, вы даже никогда не слышали его имени, но велика вероятность, что прямо сейчас на вас кроссовки, которые придумал именно он, а даже если это не так, вы точно знаете название придуманных им моделей и легко вспомните, как они выглядят.

Орегон знал двух выдающихся Тинкеров Хэтфилдов: отца — мастера спорта, известную фигуру в тренерских кругах, и сына — изначально — одного из топовых легкоатлетов штата конца 60-х — начала 70-х, даже финишировавшего шестым на U.S. Olympic trials в 1976 году.

Кроме бега Хэтфилд успел попробовать себя в футболе и в баскетболе. Каждый новый сезон был словно «свежим глотком воздуха» для Тинкера: футбольный сезон сменялся баскетбольным, а затем наступала пора выходить на трэк. К сожалению отца и к счастью сникерхедов во всем мире, профессиональным спортсменом подававший надежды Хэтфилд не стал. При всей любви к спорту, главным интересом юного Тинкера была архитектура, именно эта сфера изначально стала профессиональным поприщем будущего дизайнера.

Итак в 1981 году в Nike появился новый архитектор, сменивший вектор своей деятельности в рамках компании четыре года спустя. Еще через два года произошел нашумевший эпизод, о котором вам могут рассказать даже продавцы московских магазинов бренда

Photo: Georges Meguerditchian, Centre Pompidou, tete-a-tete-magazine.fr

В центре Парижа, среди стен и крыш, всплывающих в сознании первой ассоциацией с «типичной европейской архитектурой», расположен контрастный общему пейзажу музей Centre Pompidou. Конструкции этого здания вывернуты наизнанку: системы коммуникации, цветные трубы водо- и воздухоснабжения, красные эскалаторы — все это находится снаружи.

В 1987 году сюда нанес визит Хэтфилд, а по возвращении вдохновленный увиденным дизайнер предложил Nike идею прозрачной воздушной прослойки, увековечившей модель Air Max 1. Даже для славящегося смелостью бренда Nike идея вырезать дырку в подошве сначала показалась слишком радикальной. Технология капсулы была изобретена несколько раньше — в 1986 году инженером Фрэнком Руди (Frank Rudy). По его задумке она должна была предназначаться для космонавтов. Однако в NASA новатору отказали, обосновав свой отказ непрактичностью его изобретения. Не оценили разработку и крупные обувные бренды — все, кроме Nike. До идеи Хэтфилда капсула применялась Nike в подошвах в закрытом виде.

На руку дизайнеру был аргумент, что в 1987 году потенциальному покупателю обуви было сложно рассказывать долгую историю о газовой подушке, спрятанной где-то в подошве, которую планировалось применять в космонавтике.

Позже, в 1990 году, благодаря таланту и предприимчивости все того же Хэтфилда, свет увидели Nike Air Max III, которые сейчас гораздо чаще обозначаются по году их создания — Nike Air Max 90. В этой модели сочетается воздушная капсула и сетчатая ткань, позволяющая ноге дышать. Силуэты Air Max по-прежнему бешено популярны, а компания выпускает все новые и новые расцветки модели, применяя в них свои последние технологические разработки: новые перфорированные сетки и термоспайку.

Но вернемся немного назад. Так сложилось исторически, что 1987 год стал величайшим в истории бренда. И имя Хэтфилда связано с этим неразрывно. Кроме Air Max 1 свет увидел еще один легендарный силуэт — Nike Air Trainer 1 — кроссовки, одновременно пригодные как для тренировок на тренажерах, так и для бега.

До их изобретения люди приходили в спортзал с двумя разными парами для разных активностей. В новой модели можно было комфортно заниматься и одним из любимых Тинкером видов спорта — играть в баскетбол. Однако гораздо большая связь с этой игрой обнаружилась в другой разработке дизайнера.

«Gotta be the shoes» — говорящий рекламный слоган модели, ставшей бессмертной переиздаваемой классикой. Nike Air Jordan III стали также отправной точкой сотрудничества Тинкера Хэтфилда и Майкла Джордана (Michael Jordan). Баскетболист попросил дизайнера использовать в модели принт шкуры какого-нибудь животного, и выбор Хэтфилда оказался нетривиальным: на кроссовках появился принт кожи слона. Третья модель вывела «джорданы» на новый уровень за счет разных факторов. Конечно, в них использовались новые на тот момент технологии Nike и воздушная капсула в частности.

Именно на третьей модели появился узнаваемый во всем мире логотип «Jumpman logo» (до этого на кроссовках изображалось крыло — бренд Джордана, ныне изживший себя). Не только у Nike 1987-1988 годы стали, бесспорно, более чем успешным периодом. Триумф переживал и сам Джордан. В том году «двадцать третий номер» второй раз выиграл Slam Dunk Contest, завоевал первую в своей жизни награду MVP (Most Valuable Player — самый ценный игрок. — прим. ред.) регулярного сезона и Матча Всех Звёзд, попал в лучшую обороняющуюся пятёрку НБА и, в конце концов, получил титул лучшего защитника года. Популярность игрока самым положительным образом сказалась на реализации модели.

Хэтфилд продолжал работать над «джорданами». Четвертая модель была облегчена за счет сетки на языке и по бокам кроссовка. На создание пятой модели его вдохновил Mustang — истребитель времен Второй мировой войны. Свидетельство этому своего рода «зубы» на передней части подошвы. Дизайнеру игра Джордана напоминала воздушный налет. Игрок, подобно самолету во время боевых действий, в течение игры находится с краю и незаметен, а затем внезапно появляется и стремительно атакует. На кроссовках появился язычок со светоотражателями, делавший игрока еще заметнее. Время шло, и с его течением «джорданы» все больше видоизменялись.

Уж в чем точно нельзя упрекнуть Хэтфилда, так это в боязни экспериментировать с формой. В 2000 году он сделал черный мешок на массивной подошве с плетеным верхом, получившим название Air Jordan XV. И здесь вдохновение он снова черпал в военной авиации. На этот раз речь идет о самолете X-15, разработанном NASA в 1950-х. Дизайнерские ассоциации часто кажутся притянутыми за уши, зато создают вокруг модели интересную образную историю, и такими историями кроссовки Тинкера Хэтфилда младшего, кажется, особенно богаты. Например, еще одна модель Air Jordan 2010. По бокам с двух сторон кроссовка — прозрачные «люки» из термопластика. По легенде такая деталь должна была передать способность Джордана видеть соперника насквозь и предугадывать его поведение.

Nike Air Flight Huarache, 1992

Что только не служило Хэтфилду источником вдохновения: самолеты, машины, шины для мотоцикла, даже мексиканские кожаные сандалии гуарачи. По их отдаленному образу и подобию были созданы Air Mowabb 1991 года и Nike Air Flight Huarache — следующего 1992-го. Последние крепились на лодыжке благодаря кожаным полосам.

Тинкер проделал длинный путь от архитектора до вице-президента по дизайну и инновациям Nike. И поскольку инновация — основная стратегическая единица бренда, можно вообразить себе, как высоко он забрался по карьерной лестнице и какую важную роль сыграл в истории компании. Апофеозом этой самой инновационной деятельности Тинкера Хэтфилда Младшего стали кроссовки, представшие перед общественностью много лет назад, но на самом деле на тот момент не существовавшие вовсе — Nike Air Mag 2011.

В 1989 году на экраны вышла вторая часть зрелищного и доброго «Назад в будущее». Действия фильма происходят в 2015 году, герой Марти разъезжает на летающем борде в космических кроссовках со «свушем» по бокам. Спустя десятилетия Nike выпустили их точную копию, с той только разницей, что кроссовки так и не зашнуровываются автоматически.

Полторы тысячи пар по 3300 долларов каждая были выставлены на аукционе Ebay, а вырученные деньги пошли на благотворительность. Отреагировали на новинку не только фанаты фильма, но и его создатели. Исполнительный продюсер Фрэнк Маршалл (Frank Marshall) создал «Потерянный эпизод», в котором доктор Браун случайно попадает в 2011 год во время своего путешествия в 2015 и получает объяснение, почему кроссовки Nike Air Mag не зашнуровываются сами по себе, как это было в фильме.